Меню
12+

Газета Шарангского района Нижегородской области «Знамя Победы»

09.11.2020 09:08 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 84 от 07.11.2020 г.

«Слава Богу за скорбь и за радость!»

Мама в 1952 году

Нашей маме, Антонине Степановне Пестовой, 4 ноября исполнилось 90 лет. Это не просто возраст и история простой крестьянской женщины, это целая веха, история поколения. Вот что мы, ее дети, смогли узнать и запомнить из ее рассказов.

Детство

Родилась мама в д. Зыково 4 ноября 1930 года, как она говорит: «Аккурат на Казанскую», в семье Степана Васильевича и Анны Васильевны Филимоновых. Тонечка стала их первым ребенком, хотя до нее были два рожденных младенца, которые почти сразу умерли. Поэтому ее будущая крестная по имени Таисия, в первые же дни жизни девочки, завернув малышку в одеяльце, собралась и пошла в Астанчургскую церковь, где отец Амбросий и окрестил новорожденную. Следующими в семье Филимоновых родились сын Леня и дочка Клава.

Свою жизнь супруги Филимоновы считали неплохой: дом, участок с огородом, корова-кормилица. Как и все односельчане, работали они в колхозе. Пусть денег не платили, но давали на трудодни хлеба. Старались в первую очередь колхозную работу сделать, а домашняя уже не считалась трудом. Так, в один из зимних дней при перевозке снопов с поля на ток разгоряченную от работы Анну продуло на возу. К утру поднялась температура, жар разжигает, а сил нет. Степан говорит жене: «Ты что, Анютка, не встаешь? Смотри-ка, щеки у тебя красные, румяные, как у здоровой». Но болезнь так привязалась, что совсем еще молодая женщина слегла надолго, а потом и ноги отнялись.

Летом 1940 года на Олену (3 июня) в возрасте 35 лет Анны не стало. Остался Степан вдовцом с тремя детьми: 9, 7 и 4 лет. Пришлось уже малышам привыкать к труду – самим корову доить, по дому управляться. А иногда отец брал их с собой на работу, и тогда до самых потемок бывали они то на ферме, то на току, то в мастерских.

Но как ни крути, мужику одному трудно с детьми да хозяйством, вот и высватали осенью ему молодую девушку Елизавету из д. Лоскутово. Конечно, для детей – не родная матушка, но все полегче хозяйство вести, да и ребятишки помогали. Особенно Леня – шустрый был, везде успевал, его больше всех мама-Лиза любила.

Году не прожили новой семьей, как началась война. Степана Васильевича Филимонова 19 сентября 1941 года Шарангским райвоен-коматом Кировской области призвали в ряды Красной Армии. (Точнее: в Рабоче-крестьянскую Красную Армию, которая стала Советской Армией по указу Сталина в 1946 году 25 февраля). Наш дед участвовал в боях против немецко-фашистских захватчиков на Калининском фронте в составе 122 стрелковой дивизии 422 стрелкового полка. Нелегко пришлось советским солдатам в начале войны, когда не хватало оружия, продовольствия, одежды, не было и опыта, а хорошо подготовленный враг молниеносно наступал по всем направлениям фронта.

Во время наступления наших войск под Старой Руссой Степан Васильевич был тяжело контужен и получил ранение в локтевой сустав. После госпиталя его комиссовали, так как рука перестала сгибаться. А за героическое участие в боях он был награжден медалью «За отвагу».

Конечно, нам, современникам, невозможно сейчас представить, что выпало на долю всего народа, вырванного войной из мирной жизни, на долю тех людей, что пережили тяготы этого времени. Кто выжил, кто оплакал своих невернувшихся родных, кто воевал с врагом и погиб. Как же жили люди во время войны и работали? Ведь никого не обошла стороной беда, и миллионы обездоленных детей стали сразу тружениками тыла, потому что надо было растить хлеб, заготавливать корма для скота. А работы в колхозе хватало и зимой и летом.

Отрочество

А вот как справлялись дома без Степана Васильевича его детки с неродной матерью?

На выходные, зимой, Тоня и Леня, посадив маленькую Клаву на санки, шли к бабушке Настасье на Выселки (у Кугланура), где она жила с семьей сына Ивана. И хотя дороги до деревни не было, а на улице стояли холода, да к тому же и волки подходили близко к жилью, страха у ребят не было. Главное – идут они к родным! Встречая, бабушка со слезами обнимала их, каждый раз приговаривая: «Сиротиночки вы мои!» Отогревались сердца ребятишек, ведь так нужны были им эти тепло и любовь! А бабушка наставляла жить с Богом в душе, молиться за тятю, который был на передовой и воевал с врагом. Именно бабушка Настя и заложила внукам веру в Бога, потому что все церкви были тогда закрыты, а здания приспособлены под склады, мастерские или отданы для других колхозных нужд.

Женщины, старики, подростки и дети – все работали, чтобы обеспечить фронт продовольствием.

Зерно на лошадях возили в Шахунью на элеватор, двое суток уходило на этот путь. Не раз приходилось побывать на станции и Елизавете Филимоновой.

В один из вечеров в дом Филимоновых постучали. «Кто там?» – строго спросила Тоня как старшая. «Это я, тятя ваш, вернулся с фронта раненый». Вот радость, так радость! Впустили дети солдата в избу, запрыгали вокруг него, засуетились. После бурной встречи отец спросил: «А где Лиза?» «Мама Лиза в Шахунью с обозом уехала, зерно увезла, сегодня не приедет». «Как же вы одни и не боитесь? Мало ли лихих людей ходит», – удивился Степан. «А мы никого не впускаем! – ответили дети. – Корову подоили, печку истопили, управились по хозяйству». «Ай да молодцы! Ну, полегче теперь вам будет, комиссовали меня»…

Жесткие и тяжелые времена закалили характеры детей, научили не бояться трудностей, не ныть и не быть пессимистами, надеяться на свои силы да на помощь Божью, ценить хлеб, довольствоваться малым. Все они выросли трудолюбивыми.

Во время войны Антонина подростком работала наравне со взрослыми, участвовала во всех колхозных делах: жала серпом овес, рожь, пшеницу, косила ручной косой траву.

И поблажек неокрепшим еще ребятишкам никто не делал. Вот, например, как вспоминала она сенокос: «Детей ставили не в конце ряда, а между женщинами, чтобы мы не отставали. Пот ручьем бежит, руки устали, спину ломит, а не остановишься – следом покосиво ведут, только пятки убирай, не подставляй! Днем заготавливали сено и отвозили его поближе к фермам, а то и в поле сметывали. Клевер ночами метали в стога: такие вот подростки 12-13-летние на носилках подносили сено к скирде, а женщины на вилах подавали на верх. Зерновые снопы, которые не успевали убрать летом, складывали в скирды на полях, а зимой, когда полевых работ убавлялось, на лошадях вывозили на тока, где вручную обмолачивали зерно».

Заводская юность

Так до 18 лет проработала Антонина в колхозе, а потом тятя «похлопотал» у председателя, чтобы выдали справку из колхоза («вольную») для получения паспорта и отпустили на другую работу, потому что в колхозе денег не платили, все работали за трудодни. В Пестове же был паточный завод, где можно было устроиться и получать хоть небольшие, но «живые» деньги. С этого момента началась самостоятельная жизнь нашей мамы. Завод работал круглосуточно, в 2 смены по 12 часов каждая. Картошку надо было привезти со склада, намыть в чане с холодной водой, загрузить на транспортер, по которому она шла на терку (механизация!). Полученный сырой крахмал переносили на склад, далее его затаривали в мешки, которые потом отправляли на железнодорожную станцию в Шахунью, откуда он шел для нужд государства.

В цехе для обогрева рабочих стояла железная печка «буржуйка», на которой можно было испечь блины из крахмала, что в ту пору было настоящим лакомством! Это тебе не «тошнотики» из гнилой картошки, собранной в поле после схода снега.

Когда заканчивалось сырье на заводе, работников направляли в лес на заготовку дров. Как рассказывает мама, ручной пилой «дружба-2» валили деревья с корня, распиливали на месте и раскалывали на плашки. Трудились в основном женщины, мужчин было мало – шло послевоенное время.

Семья

Через 4 года сосватали маму за Алексея Пестова. Как часто бывало тогда, молодые люди даже не дружили. Родители выбрали жениху невесту, сделали свадебку и живите с Богом! Так получилось и у нашей мамы. В новой семье жизнь наполнилась постоянными хлопотами: работа, домашнее хозяйство, стирка, готовка, дети – мал мала меньше… Как все успеть? Попозже спать ложиться да пораньше вставать.

Алексей работал на тракторе, бригадирил, был он еще хорошим столяром и плотником. Семью кормить надо было, поэтому и пчел держал, а зимой валенки катал. Это сейчас в валенках нужды нет, а тогда для морозных зим это первая обувь. Потому каждый год отец в прихожей у порога располагал верстак, на нем расстилал шерсть, стирал, валял, сушил на колодках готовые катанки. Трудоемкое это занятие, не каждый будет возиться с такой работой. А после его трудов и маме нужно было уборку полностью сделать, ведь пыли и грязи после много оставалось. Жили небогато (50-60 годы шли), но на Пасху мама обязательно шила новые нарядные платьица для девочек. Радостные ощущения праздника остались до сих пор в душе: рано с рассветом встать и смотреть, как «играет» солнышко, потом целыми днями качаться на огромных качелях из верстака, которые обустраивали к празднику.

Так в хлопотах и заботах проходила молодость. Да и шутка, ли? 12 детей (4 сына и 8 дочерей) воспитала мама, но всегда находила время для молитвы. Истинная вера в Бога с малых лет не оставляла ее. Молилась молодой, когда церкви не работали и даже запрещали ношение крестиков, когда многие были коммунистами и не признавали Бога. Причем молилась втайне от мужа, так как он не одобрял этого. С молитвой живет она и по сей день. Каждое утро мама начинает с молитвы, читает Псалтирь, Евангелие. И до сих пор, кроме постных дней недели, соблюдает все годичные посты. Всегда учила она и нас, своих детей, жить с Богом в душе и благодарить его: «Слава Богу за все – и за скорбь, и за радость!»

Хотя на мамином веку не так уж много было радости, а вот скорби – куда больше! В 45 лет она овдовела, остались на руках малые дети, последнему Алеше было 1,5 года. Растить детей пришлось одной. Да только жалеть себя и руки опускать некогда было, силы давали вера в Бога, родительский долг и материнская любовь – глубочайшее чувство, способное преодолеть все жизненные трудности. Наверное, вот эти заботы: как вырастить, воспитать, выучить, и укрепляют силы матери. И чем больше детей, тем дольше длится ее молодость, ведь она живет их интересами, а не своими собственными.

Натрудилась наша мамочка на две жизни. Работала она животноводом на свинарнике, техничкой и истопником в школе, телятницей в колхозе. Доярки, телятники, свиноводы трудились на славу, не жалея сил и здоровья, поэтому и колхоз «Пестово» был тогда в передовиках.

Медаль «Труженику тыла», орден «Мать-героиня», медали «Медаль материнства» ΙΙ степени и «Медаль материнства» Ι степени, ордена «Материнская слава» ΙΙΙ степени, «Материнская слава» ΙΙ степени и «Материнская слава» Ι степени – вот награды нашей мамы. А от детей лучшая награда – любовь и забота.

Воспитала наша мама детей, всех выучила, каждый получил образование и профессию. Расширилась семья за счет 23 внуков, пока 28 правнуков и уже есть одна праправнучка. И сколько бы их ни было, за всех сердце болит. Во сколько крат больше нужно было перенести и горя, и скорби, пережить смерть родных детей, внуков. Жизнь ведь – не ровная дорога. И хоть встречаются на пути «кочки» да «ухабы», а оглянешься назад – вроде все как вчера было, и пролетели годы, словно кинопленку прокрутили.

Навсегда поселился Господь в душе пожилой уже женщины, а потому мама всегда нам наказывает жить по Божьим законам: зла никогда никому не желать и не делать, всех прощать, жить по правде. А еще говорит: «Бога не забывайте, так и он вас не оставит».

Конечно, 90 лет – срок не малый, но каждому из нас всегда хочется, чтобы мама всегда оставалась с нами. Дай Бог и нашей мамочке пожить подольше, как она говорит: «В разуме да на ногах».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

36