Меню
12+

Средство массовой информации - сетевое издание "Знамя победы.ru"

12.02.2024 08:44 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Помогала родным, чем могла

Автор: Нина Загайнова

Многое могут рассказать люди, прожившие на свете долгие годы. Вот и наша героиня Евгения Ефимовна Кляпикова поведала о своей непростой судьбе, жизни в далекой глубинке, о родных и односельчанах, которым довелось пережить тяжелые годы Великой Отечественной войны и послевоенного времени.

Горевать было некогда

Родилась Е.Е. Кляпикова 31 января 1929 года в деревне Пестово в простой крестьянской семье. С рождения Женя получила в наследство плохое зрение. У родителей девочка была не первым ребенком, но старшие умерли в малолетнем возрасте, а потому именно она и стала няней для младших братьев – Петра и Алексея.

Когда началась война, Ене (как звали Евгению Ефимовну все окружающие) было 12 лет, и, несмотря на плохое зрение, она окончила три класса. Отца, Ефима Алексеевича, призвали на фронт прямо с паточного завода, который в то время был в Пестове. Оставив дома троих детей, Анна Игнатьевна со слезами поехала провожать мужа на призывной пункт в Шарангу.

Но горевать было некогда, оставшись без мужской опоры, приходилось одной справляться с хозяйством, кормить и одевать детей, да и в колхозе работы прибавлялось с каждым днем. На плечи совсем юной Ени тоже легло много забот по дому, а кроме того, ее обязанностью было проводить братьев в ясли. Сделать все до школы она не успевала и, когда учительница в очередной раз поругала девочку за опоздание, решила больше не ходить на учебу. Мать приняла эту новость с радостью, так как дочь теперь не только сможет помогать ей в домашних делах, но и в колхозных.

В 42-м в очередном бою Ефим Алексеевич получил тяжелое ранение в ногу, и после долгого лечения в госпитале его отпустили домой в отпуск. Несмотря на увечье, по мере сил снова он стал работать на паточном заводе, а когда нога восстановилась, был призван на передовую. И свою новорожденную дочку Галину, родившуюся уже без него, так и не увидел.

А полугодовалую Галю пришлось отдать в ясли, Женю же приняли туда в няни. «Мы тогда вместе с подружкой водились с шестью маленькими ребятишками, матери которых работали в колхозе, – рассказывает Евгения Ефимовна. – Молоко для детей приносили родители из дома в крынках. Чтобы оно не закисло, мы ставили его на подоконник. Галиночка и еще двое малышей были у меня спокойными, а подружке мальчишка-ревун достался. Вот она и придумала меняться – за троими моими она несколько дней ухаживает, а я – за ее троими, а потом наоборот. То ли не доглядели, то ли молоко было холодное, но сестренка моя заболела и в скором времени умерла».

Оставаться после этого в яслях Еня не смогла, очень переживала за смерть малютки, пошла работать с матерью в колхоз. На возраст тогда никто не делал скидки, поэтому 14-летней девчонке приходилось наравне со взрослыми и сено убирать, и рожь жать, и навоз на поле раскидывать. Да и питались тогда так, что мечтали лишь о том, чтобы отведать хоть кусочек настоящего зернового хлеба.

В 44-м Ефима Алексеевича снова тяжело ранило, и на этот раз его ногу докторам не удалось сохранить, к тому же была еще и угроза ампутации руки, но ее сумели восстановить. Так глава семейства вернулся инвалидом в родную деревню. А, увидев, как голодает его семья, расстроился, потому что и сам теперь мог стать ей не кормильцем, а тяжелой обузой.

Но с окончанием войны начали возвращаться в Пестово уцелевшие фронтовики. Был среди них и сосед Кляпиковых. Однажды он предложил Ефиму возобновить свое пимокатное ремесло, которым тот владел в мирное время. «Вот когда Илья Иванович стал тяте помогать валенки катать, тут мы и ожили, – вспоминает пожилая женщина. – То зерном за валенки рассчитаются, а то и деньгами. Потихоньку оклемались и перестали хлеб с лебедой да с «кумушками» есть».

Не мамка, так нянька

Своего врожденного дефекта зрения Евгения очень стеснялась, поэтому не бегала, как другие девчата по вечеркам, не засматривалась на молодых парней, но однажды ее все же посватал паренек-сирота. Да только отец Жени наотрез отказался отдать за него дочь: «Нет, не для тебя Енька, для себя она у нас!»

А девушка и правда была везде на подхвате – то у родителей, то у братьев и сестры Веры, которая родилась уже после Великой Отечественной войны.

Когда Илья Иванович научился катать валенки, то стал заниматься этим делом самостоятельно. Чтобы продолжить работу, Ефиму Алексеевичу снова нужно было искать помощника. И после в «учениках» у него ходил другой односельчанин, который через три года тоже отделился от Кляпикова. Но без помощника инвалид не мог скатать полноценные валенки, а для семьи их продажа была хорошим подспорьем, поэтому Евгения и стала «подмастерьем» у отца.

«Моим делом было стирать валенки. Тятя с вечера сделает заготовки, а я утром их в горячей воде выстираю, сваляю, чтобы войлок уплотнился, – рассказывает Евгения Ефимовна. – И, как назло, колхозное начальство, видимо, завидовать стало, что у нас достаток появился. Бригадир меня возьмет да такую-то парную на дальний ток пошлет работать. Я там и простудила спину, после этого начала болеть, а потом еще и другие болячки привязались. От тяжелой работы опущение желудка случилось, потом печень заболела. И пошло, и поехало…»

Когда старший из братьев Петр Кляпиков был призван в армию, то по истечению срока службы он решил обосноваться в северном городе Новокузнецк. Там женился, родились у него двое детей, Петру дали квартиру.

С переездом от родителей жены понадобилась няня, а потому на семейном совете приняли решение привезти для этого из деревни Евгению. И хотя девушке не хотелось покидать отчий дом, согласилась помочь семье брата. Год жила в Новокузнецке без прописки, что в то время было нарушением паспортного режима. Однако прописать Женю не удалось, и она поехала на родину.

Только доехать до Пестова не успела, на станции в Шахунье ее встретил средний брат – Алексей, у которого тоже родилась дочка. Семья его проживала тогда в этом городке. Так, не добравшись до дома, Евгения вновь стала няней. Лишь на лето приезжала она к родителям, в остальное время помогала растить маленькую племянницу. Когда малышку удалось устроить в детский сад, Евгения снова вернулась к родителям.

Спустя небольшое время подоспела очередь и младшей сестры обзавестись семьей, где тоже родилась дочка. Но супружеская жизнь Веры не задалась, ее муж оказался большим любителем спиртного, потому постоянно были проблемы с деньгами. Чтобы как-то сводить концы с концами, Вера вышла на работу, когда Светочке исполнилось всего шесть недель. На помощь снова пришла Евгения, переехав к сестре в Кировскую область. Так до устройства еще одной племянницы в детский сад пришлось Ене жить в Нолинске.

Личная жизнь Веры не складывалась, зачастую дочку привозила она к родителям, но так как мама уже болела, вся забота о девочке снова ложилась на Евгению.

А после очередного замужества матери Света сама приехала к тетушке и четыре года училась в Шарангской школе, которую успешно окончила и поступила в Нижегородский вуз.

Но и на этом «услуги няни» не закончились. Когда племянники выросли, помогала Евгения Ефимовна нянчить маленьких ребятишек своим соседям – односельчанам, у кого была в том нужда.

А старость подкралась, грозя одиночеством

И вот прошли-пролетели годики. Евгения Ефимовна все также проживает в родном Пестове, по мере сил ведет свое немудреное хозяйство, в котором рядом с ней живут огромный красавец кот и две кошечки, да курочка в хлеву.

«36 лет уж одна коротаю век, как маму схоронила (тятя умер, когда я у Веры еще жила), – с грустью заканчивает свой рассказ пожилая женщина. – Раз не случилось у меня иметь свою семью, всю жизнь старалась помочь своим родным. Даже со Светиной старшей дочкой успела немножко поводиться. Ну и они мне помогали, ведь только крышу дома пришлось за жизнь четыре раза перекрыть. Да вот и в пандемию КОВИДа Света тоже не оставила меня в беде, без нее, наверное, я и не выкарабкалась бы…»

31 января Евгения Ефимовна отметила свой 95-летний юбилей. Ее братья и сестра, да и многие подруги давно покинули этот бренный мир, а вот ей даровал Бог долгий, но одинокий век. У племянников – свои семьи и свои заботы, и хотя не забывают они пожилую тетушку, все же редко навещают ее дом. Большую помощь по хозяйству оказывает тете Ене (как ее называют до сих пор в деревне) социальный работник. По мере сил и сама пожилая женщина справляется с делами: кошек и курочку накормит, печку истопит, снег расчистит. А в этом году снега выпало столько, что бабушке приходится вывозить его в огород.

В дни православных праздников посещает она богослужения в Пестовском храме, в будни навещает своих соседей, а по субботам ходит на соседнюю улицу в баню к односельчанам, которые любезно принимают бабушку Еню.

Заканчивая рассказ об этой женщине, хочется еще раз поздравить Евгению Ефимовну с юбилеем. Судьба ее не была легкой, но все же случались в ней и счастливые моменты. Пусть и сейчас жизнь не удручает, а радует пожилую женщину, пусть родные и знакомые помогают в делах, скрашивают одинокую старость, делясь теплом своей души.

И дай Бог, чтобы через пять лет мы снова смогли поздравить долгожительницу уже со 100-летним юбилеем!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

10