Меню
12+

Газета Шарангского района Нижегородской области «Знамя Победы»

12.11.2018 10:37 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 86 от 08.11.2018 г.

Прошлому в глаза взглянули...

Автор: Тамара ПЕТУНИНА

В тишине читального зала Государственного архива Кировской области, прерываемой лишь шелестом переворачиваемых листов старинных документов, вдруг раздался громкий полушепот моего коллеги по поискам: «Это точно мой предок...» На открытой странице листа под номером 347 книги, именуемой «Ревизская сказка 1816 года по Сретенской волости Яранского уезда», довольно четким почерком зафиксирован проживающий в починке по речке Нолныр Гаврила Ларионов Ефремов 19 лет, жене его Окулине было 20 лет.

Шел уже четвертый день пребывания нашего (моего и В.П. Ефремова) в славном и старинном городе, который был давным-давно столицей Вятской губернии. Позади несколько тысяч страниц просмотренных нами «Метрических книг» по храмам сел Вои и Ижмаринского... Нам в них уже встречались очень распространенные в Шарангском районе фамилии: церковнослужители занесли в анналы истории – так можно назвать по праву эти пыльные переплетенные льняными толстыми нитями тысячестраничные приличных размеров полутора- и двухвековой давности книги. Кроме того, из метрических книг 1850 и 1851 годов мы уже узнали, что казенный крестьянин Иван Гаврилов Ефремов из д. Нолныр вместе с Кодратом Семеновым из починка при речке Войке были восприемниками при крещении в Сретенской церкви села Ижмаринского 12 марта 1850 года родившихся у Ивана Дионисиева Ефремова и его законной жены Федосьи Ивановой за три дня до этого младенцев Никифора и Венедикта. А через год, 26 марта 1851 года, в этой же церкви будет окрещен сын Ивана Гавриловича Ефремова – Гавриил. Мать его – Харитина Венедиктова, восприемник – Иван Иванов Ефремов. Вполне возможно, что крестный отец был старшим братом окрещенного. И уж точно бывший починок по речке Нолныр будет к середине XIX века иметь двойное название – деревня Нолныр(Зинковская).

Вскоре потомки Гавриила Ларионова Ефремова окажутся за двести с лишним верст от старинного села Ижмаринского, церковь в котором (каменная!) была построена в 1799 году, а основано было село (постройка деревянного храма) за несколько десятилетий до этой даты. Пройденные (надо думать!) с великим трудом версты приведут их в приход села Нежнур, где с 1855 года – с года открытия церкви – поплывут колокольные звоны над округой и через год или через несколько будут созывать на службу крестьян починков Зинковского, Тороповского и других.

Установлено уже, что в починок Зинковский, кроме Ефремовых и Бахтиных из Сретенской волости Яранского уезда, на новое место жительства прибудут Торощины, Дегтеревы и Ярополовы из починков и деревень прихода Спасо-Преображенской церкви Котельнического уезда.

Можно высказать такое предположение, что в числе основателей починка Тороповского будут Куклины из прихода Сретенской церкви. Деревня их прежнего местожительства называлась Кутейники и располагалась примерно в четырех верстах севернее Нолныра (Зинковского). Их фамилия тоже зафиксирована была в Ревизской сказке 1816 года. В метрических книгах по Нежнурской церкви будут впоследствии сделаны записи о рождении и венчании детей их детей. По имени сына Семена – Саввы (Саввина) – его потомки в памяти однодеревенцев до сих пор будут зваться «Савиненками».

Ко всему вышесказанному можно еще добавить, что в результате этих исследований появилась возможность проследить родословную цепочку Поздеевых (д. Поздеево) и Бахтиных (д. Зинки).

Поиск места расположения починков и деревень, села Ижмаринского, то есть современного Сретенского Пижанского района Кировской области, был осуществлен с помощью краеведческого портала «Родная Вятка».

А дальше... Что дальше?... А дальше осталось только наметить дату поездки на родину предков и созвониться с коллегами из Пижанской центральной библиотеки и краеведом из с. Сретенского.

И вот позади более сотни километров пути, по сторонам дороги украшенные золотом леса на заросших полях. Впереди – громада Троицкого храма в Яранске, он был в середине XIX века свидетелем отъезда (ухода?) с родных мест будущих новоселов шарангской земли. Только уповая на милость Бога да собственные трудолюбивые руки, в поисках лучшей жизни уходили в лесные края переселенцы. Наверное, успокаивая друг друга, говорили: «Там – лес, будем строиться, хватит леса и на дома, и на хозяйственные постройки, и на бани, и на колодец в каждом дворе. Разве тебе не надоело в русской печи мыться?! Разве тебя устраивает, что надо за водой ходить далеко на речку или через несколько домов на общий колодец? А земля? И земли будет столько, сколько сумеешь обработать. На удобренных золой полях пока и навоза не надо будет. А там, глядишь, и скота побольше разведем».

Среди переселенцев было немало бывших солдат. В первой половине XIX века рекрутов отправляли на службу в армию на большой срок, вплоть до 25 лет. Возвратившимся, а некоторые уже до призыва имели семьи, полагалась своего рода льгота – наделение земельным участком. Чаще всего отмежевывали им наделы на стороне; в своей деревне или в своей волости (общине) вся земля была уже давно распределена. Потому и в метрических книгах Нежнурской, Роженцовской и других церквей округи очень часто встречались такие определения: «уволенный в бессрочный отпуск...», «уволенный по билету», «солдат такого-то полка...»

Пижанка встретила нас базарным днем; в библиотеке гостеприимные хозяева пригласили в читальный зал, где нас ожидали любители старины, настоящие патриоты своего района, интересующиеся историей. Мы рассказали о цели нашего приезда, кратко о том, как развивались события далекого прошлого, отвечали на вопросы. В выступлении Ивана Ивановича Куклина, депутата Земского собрания, прозвучали цифры социально-экономических показателей района; его земляк и родственник, теперь московский житель, Василий Николаевич Куклин говорил о необходимости помнить и знать историю рода, деревни. Валентин Павлович Ефремов рассказал о работе над книгой о деревне Зинки. Пижанские библиотекари тоже занимаются краеведением. Они считают, что в данный период, когда из-за недостаточного финансирования мало поступает в библиотеки новых книг, когда все, и взрослые, и дети, информацию получают из Интернета, библиотека может быть интересна пользователям своими краеведческими изысканиями. Нынче удалось им издать компьютерный вариант книги об исчезнувших деревнях округи под названием «История забытых деревень». Подаренное нам издание представляет собой сборник воспоминаний бывших жителей, дополненный информацией с сайта «Родная Вятка». Мы с благодарностью приняли в дар буклеты: «Рождение села Пижанка», «Библиотеке – 100 лет», а также «Рекомендательный список литературы «Читаем о родном крае». А от нас они с удовольствием приняли путеводитель по Шарангскому району.

Дальше наш путь пролегал в село Сретенское. Наше настроение несколько омрачала дорога в ухабах и рытвинах, но вместе с тем мы отдавали должное возделанным полям, на которых ярко зеленели озимые. Заготовленные для животноводства грубые корма в виде скирд или рулонов мы не увидели и решили, что здесь главное внимание уделяется растениеводству. Наши предположения подтвердились в селе, когда мы увидели современные комбайны под укрытием, крепкие сараи-зернотока с сушильным хозяйством.

Храм виден издали; в естественной низине, образуемой долиной реки Иж, он красуется среди осенних дерев и кустарников голубым маяком. Здесь очень долго служил священником отец похороненного возле нашего Роженцовского храма диакона Александра Самуиловича Гаркунова. Священно- и церковно-служители Гаркуновы понимали важность обучения крестьянских детей грамоте и были истинными просветителями, поэтому принадлежавший отцу дом после его смерти был отдан под церковно-приходскую школу и, отстояв на правом берегу реки почти двести лет, до сих пор выделяется своими крепкими стенами и кровлей. А сам храм требует ремонта, особенно купол. Службы проводятся по большим праздникам приезжими священниками. Вот и в час нашего приезда сюда начали подходить люди – назавтра родительская суббота перед праздником Покрова. Трудно представить, как выглядело до революции внутреннее убранство храма, но если задуматься о неразрывной связи поколений, о притягательной силе зова предков, невольно зазвенит в ушах эхом прошлого крик младенца, окунаемого в купель при крещении. Благословленный словом Божиим из уст батюшки, вырастет он крепким и выносливым, способным на всякую крестьянскую работу, в труде и заботах поднимет своих детей, а внуки и правнуки его будут посещать богослужения уже в Нежнуре и в Роженцове. А сейчас тихо в храме, и в этой гулкой тишине прикладываются к старинным иконам уже их потомки с приставкой прапрапра...

Замечательно прошла встреча и в сельской библиотеке. Краевед и автор книги «Край ты мой заброшенный» о селе Сретенском и близлежащих деревнях В.Н. Царегородцева пригласила бывших жителей исчезнувших деревень. Все вместе мы искали ответы на вопрос: почему уехали оттуда в наши края жители. Оказывается, и сейчас сретенцы страдают от отсутствия леса: дрова приходится возить из Кикнурского района и чуть ли не из-за реки Вятки. Пижанский район – самый безлесный в Кировской области. Раннее заселение сначала удмуртами и марийцами и освоение впоследствии территорий по реке Иж русским населением способствовало ликвидации лесных площадей. Затем стало тесно и на земле: разраставшиеся семьи требовали увеличения земельных наделов, а взять их было негде. Отходничество

(с пилой и топором) в другие губернии, вплоть до Сибири, развитие ремесленничества не обеспечивало необходимого уровня жизни, поэтому почти единственным выходом из такой тяжелой ситуации был переезд желающих в лесные и малонаселенные волости.

Из книг и брошюр пижанских краеведов чуть позднее мы узнали немало информации, в том числе подтверждения нашей версии о малоземелье и недостатке лесов по берегам рек Иж и Немдеж. Из книги «Край ты мой заброшенный»: автор, рассказывая об истории близлежащей деревни Хмелевка (Борок), в которой «Все семьи в деревне носили фамилию Домрачевы», повествует: «Люди жили бедно... Даже в середине ХХ века одна семья жила в земляном домишке, наполовину вросшем в землю. Стены над землей были выложены земляными же пластами. В избе у дверей – земляной приступок, в углу – топчан из земли, на котором спали. Жили в этой землянке до 1948 года. Две такие избушки находились еще в деревеньке Ермаки». Про деревню Телицыно: «Колодцев в деревне не было. Воду для питья и других нужд жители брали в реке Немдеж. Она протекала в 200 м от деревни». Про деревню Лежнята, что расположена в двух километрах от села Сретенское: «На берегу лога стояла общая баня, которую топили кому когда надо». В одном километре от села располагалась деревня Чурино: «У крестьян было очень мало земли, некоторые из них жили в низеньких, черных от дыма и копоти курных избушках, печи в которых были сложены без труб... Такая курная изба сохранялась здесь до 1932 г., хозяином ее был Михаил Филимонович Лежнин, живший около 100 лет».

В книге «История забытых деревень», в которую объединены воспоминания бывших жителей населенных пунктов возле Пижанки, так рассказывается о деревне Рыбино, что располагалась в 7 км от райцентра и существовала до 1963 года: «Не более 7 семей из 40 имели свою баню по-черному, столько же было колодцев... В домах сбивали просторные глиняные печи с высоким сводом, что позволяло многим хозяевам поочередно детей и себя мыть в печи... На под печи подстилалась длинная солома. С табуретки ползком залезала хозяйка..., ей подавали ребенка, деревянную шайку с нагретой водой...»

Причиной данных явлений являлись не леность и не неумение хозяев строить, а скорее всего недостаток строительного леса.

Наиболее распространенными фамилиями в дереве Рыбино были Рычковы, Рудаковы, встречались и Лоптевы, Захаровы, Мокеровы...

Вот так и получилось, что после встречи в библиотеке отправившись на местный погост, не покидало, меня по крайней мере, ощущение, что брожу по Роженцовскому: кругом знакомые фамилии. Разницу видела в одном: окруженная неглубоким рвом и невысоким валом площадь Сретенского кладбища четыре гектара и с северной стороны похоронены старообрядцы.

На обратном пути заехали в деревню Ахманово. Здесь были в XVIII веке земельные владения матери известного российского поэта Г.Р. Державина. А сейчас живут выходцы из многих, ранее объявленных неперспективными, деревень округи, в том числе из д. Кутейники Сретенского прихода. Нас, случайных и незваных, но как самых дорогих гостей и родственников, приветили в гостеприимном доме еще работающих, но уже пенсионеров Протасовых-Куклиных. Хозяин – механизатор, его супруга Любовь Петровна (в девичестве Куклина) в прежние времена трудилась механиком в колхозе, сейчас водитель легковой машины. Весной «расстались» с коровой, но есть еще в личном хозяйстве свинопоголовье. Малая родина – д. Кутейники – постоянно в сердце и в мыслях, тем более, что «взглянешь в кухонное окно, а там, за перелесками и за той вон низинкой на бугорке у речки Кашнурки» был отчий дом... Надо проводить специальное исследование, чтобы выяснить, что нас в их дом привела все-таки не случайность, а провидение.

И что в конечном счете? Во благо или во зло вылилось переселение многих семей на наши земли? Можно ли сказать, что оставив сретенские поля, здесь корнями приросли и зазеленели молодой листвой родословные древа на новой почве?

Куклины, Ефремовы, Домрачевы, Бусыгины, Бастраковы, Бахтины, Поздеевы, Лежнины, Царегородцевы, Мансуровы, Подоплеловы и еще не менее двух десятков представителей очень распространенных в Шарангском районе фамилий вероятнее всего пришли в XIX веке из восточных волостей Яранского уезда на его западные окраины.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

70